«Под оберткой реальности». Евгений Козловский (Москва). Государственный центр фотографии. 29.06.2007 – 16.07.2007
               
               
    Логин  или  email:     Пароль:   
Войти с помощью:
 Запомнить меня на сайте: 
       
Продажа картин, покупка картин, галереи картин русских художников.
Работы в жанрах пейзаж, портрет, натюрморт, абстракция, ню.
Живопись, графика, рисунок, скульптура и др.
   
 Поиск по фамилии:     
 Подписка:  
               

Случайная работа

 Мать
Афанасьева Людмила
"Мать"

Активность на сайте

Сейчас на сайте:
319 человек
Художники online:
alberto_81
Временно забаненные:
сейчас нет на сайте

Рейтинг Artonline.ru

mashaluk.blogspot.com
Ира Блюмель. Скульптура. Графика
mindraw.web.ru
Научно-художественный Проект
vgarde.ru
Сайт художника Владимира Гарде V.GARdE
artepuro.es
ArtePuro.es
kashina.ru
Гостиная Изящных Искусств Евгении Кашиной

Опросы

Разрешить оставлять комментарии не зарегистрированным пользователям?
Да, всем
На усмотрение автора работ
Запретить
Затрудняюсь ответить
Голосовать и увидеть результаты:

Наши партнеры

По любым вопросам сотрудничества обращайтесь, используя форму обратной связи.


26.06.07  «Под оберткой реальности». Евгений Козловский (Москва). Государственный центр фотографии. 29.06.2007 – 16.07.2007


Есть авторы, чьи работы узнаваемы с полувзгляда — броским авторским приемом, «фирменным» ракурсом. Евгений Козловский — другой. Он снимает невероятно много, и в его бесконечных архивах можно найти практически все фотожанры — от забавно-мудрых уличных сцен до сухих абстрактных композиций, со всеми остановками во всем диапазоне посередине — и портреты, и пейзажи, и городские ландшафты.


Перебирая фотографии Козловского, а имя им легион, вряд ли удержишься от двух заключений. Первое: что движущая сила его работ, их первопричина — это неистребимое жизнелюбие, роман с жизнью во всех ее проявлениях, который не дает ему пройти мимо даже односложного, дикарски-цельного сюжета, лишь бы он отозвался внутри будоражащей нотой, живой эмоцией; стимул, наверно, тот же, что двигал романистами, увлеченно составлявшими многотомные «энциклопедии русской (французской и пр.) жизни», подробный портрет своей эпохи. Второе: работы Евгения — как зеркало, в которых каждый выберет себе что-то близкое, важное, что отзывается невольной мыслью «вот я бы, наверное, так и снял, окажись я на его месте». Больше того, просматривая их снова и снова, с каждым разом находишь работы, не замеченные ранее, и «ёкает», и видишь их так, как, наверно, видел их автор в момент съемки.


Отсюда — неизбежная мысль, что фотографии Евгения в своей совокупности — максимальное приближение к тому, что можно назвать «дубликатом мира». Мира реального, большого и одновременно — его личного, который сполохами, то той, то этой работой открывается нам.

Евгений увлеченно, неустанно расширяет этот мир во все стороны — повторимся, достойно представлен практически каждый жанр; есть и пейзажи, которые гармонично вписались бы в добротный видовой альбом, и жанровые сценки, не потерявшиеся бы и на выставке матерого фотокора, съездившего в очередную страну — и при этом нарочито отказывается манипулировать реальностью, подгонять ее под пару-тройку «своих» приемов, как это часто бывает у фотографов.

В фотографии авторское начало порой близко соседствует с такими явными действиями, как отбор сюжетов (как, например, у Вадима Гиппенрейтера), «сквозное» настроение (как у Игоря Мухина) или технический прием.  У Козловского ничего этого нет, формальной идентификации не получается. А неформальный «отличительный признак» оказался один: каждый раз при просмотре фотографий Козловского, примерно на втором десятке, ощущение стопроцентной их реальности сменялось каким-то просто дзэнским чувством — если кто помнит это модное в семидесятых словечко. В грубом приближении его можно передать так: будто куски совершенно обыденной реальности на фотографиях своими линиями, плоскостями и пятнами складываются в знаки-символы, наподобие иероглифов, приобретая свой, уже вовсе не обыденный, смысл.

Надо сказать, что и этот прием хорошо известен в фотографии — достаточно вспомнить многие работы Ральфа Гибсона. Деликатность — и уникальность — Козловского в том, что он не форсирует этот процесс складывания, ловя в своих работах ту точку, то мгновение, когда внешняя сторона реальности только начинает отслаиваться, как надорванная с краю обертка, и только намекает на возможность сложения всех этих веточек-окон-фигур в иероглиф. Именно поэтому какие-то работы пролистываются незамеченными при первом просмотре — чтобы потом вдруг их увидеть. И в этом путешествие по работам Козловского сродни прогулкам по реальным улицам, по которым можно пройти десятки раз и только потом заметить и снять удивительный сюжет.
Не берусь судить, врожденное это качество Евгения как фотографа или приобретенное… Но похоже, что свойство это стало для него естественным, как дыхание, и ищет своего воплощения в новых и новых кадрах, не давая зачехлить камеру.

Главный редактор журнала Digital Camera
Игорь Нарижный


Источник: Пресс-служба мероприятия


Организатор мероприятия: Государственный центр фотографии

Информация: Если вы имеете собственный сайт, вы можете установить наш  новостной информер

Внимание! Перепечатка или другое использование любых материалов, размещенных на нашем сервере, возможна только в случае размещения ссылки на ArtOnline.ru.

Читать в Яндекс.Ленте  Новости в RSS  RSS-новости на email
Copyright 2005 - 2020 ArtOnline.ru
Перепечатка материалов разрешена только при наличии ссылки на ArtOnline.ru



* Обращаем Ваше внимание на то, что вся представленная на сайте информация носит справочный характер, и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 (2) Гражданского кодекса Российской Федерации. Для получения подробной информации, пожалуйста, обращайтесь к администрации сайта, используя "Обратную связь"